В курсе

28.11.2016

Плоская и без прогресса

О том, что эти перемены уже обсуждают в правительстве, недавно заявила вице-премьер Ольга Голодец. В пятницу ситуацию прояснил первый вице-премьер Игорь Шувалов, сообщив, что правительство будет стремиться не проводить налоговых новаций до середины 2018 года, это касается и НДФЛ. А заиграла тема пару недель назад, когда министр финансов Антон Силуанов заявил, что после 2018 года может быть рассмотрена возможность введения прогрессивной шкалы. Позже позицию ведомства уточнил замминистра финансов Илья Трунин. В нынешних сложных условиях, сказал он, изменение порядка взимания НДФЛ будет стимулировать уход в тень зарплат. Этот вопрос может быть рассмотрен после 2018 года, когда стабилизируется экономика.

Все это породило бурную дискуссию. Эксперты разделились на два лагеря. Одни считают, разделение НДФЛ для "бедных" и "богатых" только добавит экономических проблем, другие - что реформа сделает налог справедливее, а бюджет - полнее.

Корреспондент "РГ" взяла интервью у двух экспертов-антагонистов, чтобы выяснить все плюсы и минусы обеих позиций.

Итак, наши собеседники - кандидат экономических наук, директор ФГБУ "Научно-исследовательский финансовый институт" (НИФИ), член Коллегии Минфина России Владимир Назаров и доктор экономических наук, проректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов.

Лучше помогите материально

Первый вопрос - сразу "в лоб". Нам в принципе нужен дифференцированный НДФЛ или нет?

Владимир Назаров: Если мы под дифференцированным налогом понимаем несколько ставок для граждан с разными доходами, то я считаю это вредным.

Прогрессивный подоходный налог уменьшает стимулы работать и зарабатывать больше, снижает готовность рисковать и заниматься предпринимательской деятельностью, а, значит, тормозит экономический рост. Последние исследования показывают, что увеличение прогрессии подоходного налога - это один из самых негативных с точки зрения экономического роста способов пополнения бюджета.

Задача государства - помогать бедным, а не бороться с богатыми. Лучший способ побороть бедность - это экономический рост, но как раз ему и мешает прогрессивный НДФЛ.

Задача государства - помогать бедным, а не бороться с богатыми. Лучшее лекарство от бедности - рост экономики

Но в других странах он есть, и ничего - не бедствуют.

Владимир Назаров: Это богатые страны могут позволить прогрессию, им не надо расти быстро, но это пока не наш случай.

Кроме того, введение прогрессии меняет сложившиеся правила игры, увеличивает неопределенность, что плохо само по себе. Растут издержки администрирования. На них, по опыту развитых стран, где введена прогрессивная шкала, тратится примерно два-три процента от собранных средств.

А если переборщить с обложением доходов, есть риск, что богатые люди перестанут платить налоги, начнут оформлять доходы как дивиденды, свои личные расходы как расходы корпораций и так далее. Например, американский миллиардер Уоррен Баффетт подсчитал, что вполне легально платит налогов в среднем меньше, чем его бухгалтер при том, что в США - прогрессивная шкала налогообложения, и доходы миллиардера значительно выше, чем бухгалтера.

То есть, по вашему, прогрессивный налог - это зло? Но для чего -то он нужен, раз он существует?

Владимир Назаров: Вот и я говорю - зачем он нужен? Если мы хотим собрать больше денег, очевидно, легче либо их взять в нефтяном секторе, больше обложить потребление или имущество. Это не так вредно для развития экономики.

Если мы хотим помочь бедным, то лучше это делать через адресную социальную помощь. Если мы хотим бороться с неравенством, то как показывает мировой опыт, неравенство растет несмотря на прогрессивность налогообложения.


Инфографика: Леонид Кулешов / Александра Воздвиженская



Выбирайте: новый НДФЛ или акциз на бензин

Александр Львович, что ответите на аргументы Владимира Станиславовича? Может, и правда, не надо нам этой реформы?

Александр Сафонов:Начнем с того, что с введением прогрессивной шкалы НДФЛ, на Запад никто не убежит, поскольку, во-первых, налоги там все равно выше, чем в России.

А во-вторых, люди, выбирающие западное резидентство, преследуют другие цели, например, такие, как защита бизнеса. И в "тень" не уйдут, если предусмотреть за это строгое и неотвратимое наказание. Во всем мире есть внятные механизмы борьбы с уклонением от уплаты налогов.

В США за это можно попасть за решетку. В Италии введена презумпция виновности. Если налоговая полиция еще только подозревает вас в том, что вы прячете доходы (например, в текущем году декларируете более низкий доход, чем в прошлом), вам сразу насчитывается налог с максимальной суммы плюс штраф, и вы уже сами должны доказать, что ничего не прятали, а на самом деле меньше заработали. В Голландии взимается налог если человек пересел, скажем с личного авто, на корпоративный.

Но мы не в Италии и не в Голландии!

Александр Сафонов: Если сделать контроль за налогообложением в России более строгим, сопоставлять уровень официальных доходов и расходов и спрашивать за "неучтенные" деньги, то можно не бояться попыток отдельных "богачей" уйти в "тень".

А прогрессивный налог нужен, потому что он более социально справедливый. И, на мой взгляд, он нужен в качестве альтернативы другим налогам, которые вводятся или ставки на которые повышаются. К примеру, у нас появился акциз на бензин, и он растет. Введена плата для грузовиков за пользование дорожной сетью, и число плательщиков по этой статье будет расширяться. Эти и другие сборы в конечном итоге ложатся на плечи потребителей и ударяют по бедным и среднему классу, потому что они - главные потребители.

Тариф на бедность

Нужно ли полностью освободить от НДФЛ самых бедных?

Александр Сафонов: Это было бы логично. Речь идет о тех, кто зарабатывает меньше прожиточного минимума.

Сейчас государство одной рукой берет с них подоходный налог, другой - предоставляет им различные льготы и субсидии по бедности. При этом еще и тратится на администрирование социальных льгот и выплат.

Освобождение людей от НДФЛ, с одной стороны, уменьшит расходы государства. С другой - повысит покупательскую способность и платежную дисциплину людей. Выпадающие доходы в этом случае можно было бы получить за счет повышения налога для богатых. А также - за счет введения налогов на роскошь и излишнее потребление.

Владимир Назаров: А вот здесь я с Александром Львовичем практически согласен. Отмена налога для тех, кто живет за чертой бедности, поможет уменьшить дефицит доходов беднейших домохозяйств.

Хотя я считаю, что для борьбы с бедностью и снижения уровня неравенства в обществе есть более действенные механизмы, чем изменение ставок НДФЛ. Прежде всего, речь идет об адресных социальных пособиях, ориентированные на наиболее уязвимые слои населения. Ведь далеко не все бедные работают, среди них много детей, есть неработающие пенсионеры. Им отмена подоходного налога ничем не поможет.

Поэтому в борьбе с бедностью первейшее средство - это адресная социальная помощь, все остальные меры имеют меньшую значимость.

С неравенством же лучше бороться введением платного образования для богатых слоев населения, потому что сейчас наибольший эффект от образовательных услуг получают именно богатые семьи, именно дети из них имеют возможность заниматься с репетиторами, лучше всего учатся, легче поступают в вузы на "бюджетные места". Свой вклад в снижение неравенства могут внести и более высокие налоги на дорогую недвижимость.

Ставка больше, чем...

Если прогрессивный налог все-таки ввести, как он должен выглядеть? С какого годового дохода должна браться повышенная ставка, и до какого уровня ее стоит поднять?

Владимир Назаров: Очень хороший вопрос. Каждый легко определит "правильный" порог. Посчитает свой годовой доход, умножит его примерно на два и скажет: получившаяся сумма - та самая, с которой нужно брать более высокий подоходный.

Фельдшер на селе скажет, что прогрессию надо вводить уже с 30 тысяч рублей в месяц, потому что это огромные деньги, а работники "Москва-Cити" пожалуются, что на 300 тысяч в месяц в Москве невозможно прожить.

Надо применить научный подход!

Владимир Назаров:Определение этого порога - дело субъективное, и никакой "научностью" определить его нельзя.

Если вы хотите очень малое количество людей затронуть этой мерой, надо устанавливать прогрессию на очень высоком уровне, например, для людей, зарабатывающих миллион рублей в месяц.

А если вы будете спускаться вниз, к более низким зарплатам, рискуете захватить средний класс, и тогда он начнет сдуваться. Если установить для самых богатых подоходный на уровне даже 17 процентов, бюджет получит не так много денег. Но при этом обществу будет дан сигнал о том, что процесс запущен, и в ближайшее время могут произойти и другие негативные изменения.

Александр Сафонов: А я считаю, что прогрессию надо вводить с дохода в миллион рублей в месяц. И брать с них 20 процентов.

Вы знаете, что по данным Credit Suisse Research Institute10 процентов самых богатых людей владеют 89 процентами всего благосостояния в России. В США этот показатель 78 процентов, в Китае - 73 процента.

В Европе уровень бедности определяется, исходя из того, какую часть своего дохода человек или семья тратит на продукты питания. Если больше 50 процентов, значит, семья бедная. Данные Росстата показывают, что 48 процентов розничного потребления в нашей стране приходится на продовольствие. А это значит, что по европейской методике, добрую половину наших сограждан можно отнести если не к малоимущим, то к тем, кто приближается к порогу бедности. И повышать налог для основной массы жителей, значит, толкать их в бездну.

А, правда ли, что дифференциация НДФЛ увеличит неравенство регионов, как говорят некоторые эксперты?

Владимир Назаров: Правда. Подоходный налог оседает в региональных бюджетах. Как известно, самые богатые регионы России - северные нефтегазовые регионы и Москва. Повышение ставки приведет к тому, что больше денег будет собираться именно там. Беднейшие же регионы потеряют от освобождения бедных от уплаты НДФЛ.

Александр Сафонов: Да, это так. Но в этом нет ничего страшного. Во-первых, можно пересмотреть механизм распределения налогов. А во-вторых, в любом случае, остальные регионы после введения такой меры беднее не станут.

Кстати сказать, Минфин России уже пошел по пути выравнивания доходов регионов. Со следующего года он будет изымать в пользу федерального бюджета один процент от налога на прибыль. Ранее этот налог полностью приходил в бюджеты субъектов. Основная причина именно в том и состоит, что собранную в пользу федерального бюджета часть минфин собирается передавать бедным регионам для финансирования проектов развития.

Справка "РГ"

Сейчас в России действует плоская шкала подоходного налога - 13 процентов, и нет минимального необлагаемого размера доходов.

А с 1992 года была введена прогрессивная шкала. От 12 процентов, которые платили с дохода до 200 тысяч рублей, до 40 процентов - сверх 600 тысяч в год. Эта система просуществовала до 2001 года. И была отменена, главным образом, для того, чтобы вывести зарплаты "из конвертов".

Марина Гусенко

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА




Возврат к списку